Валерий Харламов

Главная » Хоккей » Валерий Харламов

Харламов Валерий БорисовичХарламов Валерий Борисович –  знаменитый советский хоккеист, заслуженный мастер спорта (1969). Родился 14 января 1948 в Москве — погиб в автокатастрофе 27 августа 1981.

Выступал за команду ЦСКА (1967—81, нападающий), сборную СССР (1969—79). Одиннадцатикратный чемпион СССР (1968—81), семикратный чемпион Европы (1969—79), двукратный олимпийский чемпион (1972, 1976). Заслуженный мастер спорта (1969).

За 15 лет спортивной карьеры Харламов сыграл 438 матчей за ЦСКА и забросил 293 гола, 123 матча было сыграно за сборную СССР на чемпионатах мира и Олимпийских играх и забито 89 голов.

Харламов играл в знаменитой тройке ЦСКА и сборной вместе  с Борисом Михайловым и Владимиром Петровым. По мнению Анатолия Владимировича Тарасова, Харламов отличался «взрывной быстротой передвижения и маневра на льду, молниеносной реакцией на малейшее изменение игровой ситуации и поведения партнеров и соперников, нестандартной быстротой технического мышления».

Борис Михайлов, Владимир Петров, Валерий Харламов
Легендарная тройка Борис Михайлов, Владимир Петров, Валерий Харламов


Валерий Харламов принадлежал к той плеяде талантливых хоккеистов, которой удалось прославить отечественный хоккей, сделав его одним из самых популярных видов спорта. Трудно представить себе хоккей без этого спортсмена. Многие специалисты в России и за её пределами считали Харламова лучшим нападающим мира.

Биография

Валерий Харламов родился в ночь с 13 на 14 января 1948 года в Москве в семье рабочих. Отец, Борис Сергеевич, работал по специальности слесаря-испытателя на заводе «Коммунар», да и мать, Арибе Орбат Хермане, или Бегонита, работала там же. Мать у Валерия была испанкой по национальности. В конце 30-х годов, когда ей было 12 лет, она приехала в СССР. В семье Харламовых была еще дочка Татьяна.

Самое удивительное, что рождение Валерия произошло в машине. Молодую маму просто не успели довезти до больницы. Отец, Борис Харламов, оставив жену с ребенком в роддоме, решил идти пешком в общежитие, так как метро к тому времени закрылось. В то время молодые супруги проживали в общежитии, которое находилось довольно далеко от больницы, где лежала Бегонита. Следует учесть, что Борис путешествовал с узелком, в котором лежали вещи его супруги. Этот-то узелок и стал поводом для подозрительности милицейского патруля. Бориса Харламова задержали, отвели в отделение. Однако молодой человек был только рад, так как он ужасно замерз, а до дома было еще далеко. В отделениии он отогрелся, а затем угостил всех милиционеров махоркой. Он был счастлив: у него родился сын. Назвали его Валерием в честь Валерия Чкалова, легендарного летчика.

Отец, Б. Харламов, вспоминал: «Валерик родился очень слабым. Весил меньше трех килограммов, да и откуда было ждать богатыря при тогдашнем-то карточном питании. Обмывал я, как водится, ребенка с ребятами в общежитии. Жили мы в ту пору с женой Бегонитой в четвертушке большой комнаты, отгороженной от других семей фанерной перегородкой». Что и говорить, жилось тогда семье Харламовых очень тяжело.

Когда Валере исполнилось 7 лет, он впервые встал на коньки. Отец взял его с собой на каток. В то время хоккей с шайбой уже прочно утвердился в нашей стране и по популярности ничуть не уступал футболу. Многие мальчишки того времени мечтали стать похожими на Всеволода Боброва или Ивана Трегубова. Не был исключением и Валера. Однако судьба решила распорядиться иначе. Внезапно, в марте 1961 года, мальчик заболел ангиной. Болезнь протекала тяжело, да к тому же она дала осложнения на другие органы. После обследования стало известно, что у Валеры порок сердца. Это значило, что теперь нечего и мечтать о какой-нибудь секции — путь туда мальчику был заказан. К тому же врачи наложили запрет и на посещение уроков физкультуры в школе; ему запрещалось даже просто бегать во дворе, поднимать тяжести, необходимо было отказаться от плавания и от поездок в пионерский лагерь. Врачи пугали: Валера может умереть.

Мама, конечно, тут же согласилась с авторитетным мнением врачей, боясь потерять ребенка. А вот отец был другого мнения: он решил испытать судьбу. Поэтому, когда летом 1962 года на Ленинградском проспекте открылся летний каток, он повел туда сына — записываться в хоккейную секцию. В том году принимали мальчишек 1949 года, однако Валерий, с его маленьким ростом, выглядел столь юным, что ему не составило особого труда ввести второго тренера ЦСКА Бориса Павловича Кулагина в заблуждение относительно своего возраста. Харламов тогда оказался единственным из нескольких десятков ребят, кого приняли в секцию. А когда обман все-таки раскрылся, Валерий успел уже настолько понравиться тренеру, что об отчислении его из секции не могло быть и речи.

За короткое время Харламов превратился в одного из лучших игроков Детско-юношеской спортивной школы ЦСКА и стал любимцем Б. Кулагина. А вот главный тренер ЦСКА Анатолий Тарасов одно время относился к юному хоккеисту с некоторым предубеждением. И виноват был в этом малый рост Харламова. Тарасов в те годы делал ставку на рослых и мощных хоккеистов, он постоянно сравнивал советских хоккеистов с канадцами, которые были мощными и казались очень сильными. В конце концов под тяжелую руку Тарасова попал и Харламов: в 1966 году его отправили во вторую лигу, в армейскую команду Свердловского военного округа — чебаркульскую «Звезду». И там произошло то, что должно было произойти: перворазрядник Харламов поднял из небытия весь Чебаркуль, сумев за один сезон забросить в ворота соперников 34 шайбы. Тренер команды майор Владимир Альфер тут же сообщил об успехах молодого игрока из Москвы Кулагину. Тот сначала, видимо, не поверил. Однако весной 1967 года в Калинине Кулагин сам увидел Харламова в деле и понял, что место его в основном составе ЦСКА. Единственное, что смущало, как отнесется к этому предложению Тарасов.

Говорят, что тот разговор Кулагина с Тарасовым по поводу дальнейшей судьбы талантливого хоккеиста был долгим и тяжелым. Тарасов продолжал сомневаться в возможностях Харламова, считал его взлет в «Звезде» случайным. Но Кулагин продолжал настаивать на переводе 19-летнего хоккеиста в Москву. И Тарасов сдался. Так, летом 1967 года Харламов был вызван на тренировочный сбор ЦСКА на южную базу в Кудепсту.

В первенстве страны 1967-1968 годов команда ЦСКА стала чемпионом. Вместе с нею радость победы по праву разделил и В. Харламов. Именно тогда на свет родилась знаменитая армейская тройка Михайлов — Петров — Харламов. В декабре того же года ее включили во вторую сборную СССР, которая заменила команду ЧССР на турнире на приз газеты «Известия » (она не приехала в Москву после августовских событий). В 1969 году 20-летний Харламов стал чемпионом мира, установив тем самым рекорд: до него подобного взлета в столь юном возрасте не знал ни один хоккеист Советского Союза.

Хоккей в исполнении Харламова был подлинным искусством, которое приводило в изумление миллионы людей. Когда он появлялся на льду, вратари трепетали, а зрители бурно выражали свой восторг.

К 1972 году Харламов уже безоговорочно считался лучшим хоккеистом не только в Советском Союзе, но и в Европе. Он четырежды становился чемпионом СССР, трижды — чемпионом мира и дважды — Европы. На чемпионате СССР в 1971 году он стал лучшим бомбардиром, забросив в ворота соперников 40 шайб. В начале 1972 года в составе сборной СССР он завоевал олимпийское «золото», стал лучшим бомбардиром турнира, забросив 9 шайб. А осенью того же года Харламов покорил и Северную Америку.

Знаменитая серия матчей между хоккейными сборными СССР и Канады стартовала 2 сентября 1972 года на льду монреальского «Форума». Ни один житель Североамериканского континента не сомневался тогда в том, что вся серия из восьми игр будет выиграна их соотечественниками с разгромным для советских хоккеистов счетом. Однако уже в первом матче разгромный счет настиг канадцев — 7:3. Для канадцев это стало настоящим шоком. Лучшим игроком в советской команде они безоговорочно признали В. Харламова, которому удалось забросить в матче две шайбы.

Сразу после игры кто-то из канадских тренеров нашел Валерия и предложил ему миллион долларов за то, чтобы он играл в НХЛ. Харламов тогда отшутился: мол, без Михайлова и Петрова никуда не поеду. Но канадцы не поняли юмора и тут же заявили: мы берем всю вашу тройку. Естественно, никто никуда не перешел, да и не мог перейти. То было другое время.

Позже А. Мальцев вспоминал: «По меркам канадского хоккея Валера был «малышом», и соперники особенно сердились, когда именно Харламов раз за разом обыгрывал их, могучих и огромных, на льду. А после исторической «серии-72» даже профессионалы НХЛ признали, что и такой «малыш», как Харламов — атлет, весь, как литой, из мускулов, — может быть звездой в игре могучих мужчин ».

Харламов против Канады
Харламов в матче против сборной Канады


Харламов стал единственным европейским хоккеистом, чей портрет украшает стенды Музея хоккейной славы в Торонто.
К 19 76 году Харламов был уже шестикратным чемпионом СССР, шестикратным чемпионом мира и двукратным чемпионом Олимпийских игр. Он был, наверное, единственным хоккеистом в стране, которого любили все болельщики без исключения. Харламова любили даже болельщики «Спартака» при том, что остальных армейцев спартаковские фаны на дух не переносили. А вот Харламов был исключением.
В 1975 году Харламов познакомился с девушкой, которая вскоре стала его женой. Это была 19-летняя Ирина Смирнова. Их знакомство произошло совершенно случайно.

В тот день подруга Ирины пригласила ее к себе на день рождения, сказав, что он будет отмечаться в одном из столичных ресторанов. Именинница с гостями находились в одной части заведения, а в другой гуляла веселая мужская компания. В один из моментов, когда в очередной раз заиграла музыка, молодые люди толпой подошли к столу именинницы и стали наперебой приглашать девушек потанцевать. Иру пригласил чернявый невысокий парень в кожаном пиджаке и кепочке. Ира почему-то решила, что это таксист.

Возможно, ее ввела в заблуждение его кепочка. И все же приглашение «таксиста» было принято. Молодой человек назвался Валерием и в течение всего вечера показывал свою галантность, не отходя от девушки ни на минуту. Когда пришло время расходиться, парень предложил подвезти Ирину домой. Она все более и более убеждалась, что это таксист.

Вернувшись домой, девушка, как и положено, рассказала маме, Нине Васильевне, что в ресторане познакомилась с молодым человеком, шофером по профессии. Естественно, как и всякая мама, Нина Васильевна прочитала дочери очередную нотацию по поводу того, какие могут быть таксисты. Однако Ирине очень уж понравился Валерий, и она не стала прислушиваться к замечаниям собственной матери.
Встречи Харламова (а этим «шофером» был именно он) с Ириной продолжались в течение нескольких недель. Наконец мать девушки не выдержала и попросила показать ей ее кавалера. Ира заметила, что домой к ним он боится приходить. Тогда мать предложила посмотреть на него издали.

Была устроена «засада» в сквере у Большого театра. Мать с дочерью спрятались в кустах и стали терпеливо дожидаться, когда к месту свидания подъедет кавалер. Наконец его « Волга» остановилась возле тротуара, и Нина Васильевна впилась глазами в ее хозяина. Она разглядывала его несколько минут, но, видимо, осталась этим не слишком удовлетворена, потому что заявила, что хочет переговорить с молодым человеком. Спокойная и покладистая дочь внезапно вышла из себя и наотрез отказалась идти на такую подлость. Мать вынуждена была смириться с решением дочери.

Вскоре после этого случая было окончательно раскрыто инкогнито Валерия. Когда мать Ирины узнала, что кавалером ее дочери является знаменитый хоккеист, ей стало несколько легче: все же не какой-то безвестный шофер. А еще через какое-то время Ирина сообщила, что она беременна. В начале 1976 года на свет появился мальчик, которого назвали Александром.

Самое удивительное, что до этого времени родители Валерия ни разу не видели свою невестку, а мать Ирины не познакомилась очно с будущим зятем. Их знакомство произошло 8 марта. В тот день друзья Валерия заехали к Ирине домой и забрали ее с сыном знакомиться с родителями жениха. А после этого Харламов приехал знакомиться с будущей тещей.

Между тем это радостное событие вскоре было омрачено происшествием, которое едва не привело к трагедии: той же весной Валерий и Ирина попали в автомобильную аварию.

Разбились они очень сильно на «Волге» Валерия. Ему пришлось больше месяца лечить переломы ног и ребер; восстанавливаться после сотрясения мозга. Ирина тоже получила тяжелейшее сотрясение мозга, сильно раздробила пятку и поломала ногу.

В результате таких травм Валерию пришлось два месяца провести на больничной койке. Лишь в августе Харламов смог подняться с нее и пройтись по палате. Для того же, чтобы появиться на льду, ему нужны были долгие месяцы.

И все-таки осенью 1976 года Харламов вернулся на лед. Многие тогда сомневались, что он сможет стать прежним Харламовым, а не его бледной копией. Но Валерий сделал невозможное. После первой же игры, с «Крыльями Советов», их тренер Б. Кулагин заявил: «Мы должны гордиться, что в нашей стране живет такой человек и хоккеист, как Харламов!»

В 1977 году в составе ЦСКА Харламов стал семикратным чемпионом СССР. В том же году к руководству этим прославленным клубом пришел новый тренер — Виктор Тихонов. Вот как он рассказывал о своих впечатлениях: «Как и все люди, связанные с хоккеем, я немало слышал, разумеется, о «железном» Тарасове, о его неслыханно твердом характере, о «железной» дисциплине в армейском клубе. Впрочем, не только слышал о Тарасове, но и знаю его уже много лет.

Валерий Харламов - легенда №17
Валерий Харламов - легенда №17


На самом деле ничего этого не было в том ЦСКА, в который попал я. Не было не только «железной» дисциплины, но и элементарной — с точки зрения требований, принятых в современном спорте».

Тихонов пришел к выводу, что среди главных нарушителей спортивного режима в ЦСКА были Александр Гусев, Владимир Петров, Борис Александров. Харламова он не называет, однако все же следует признать, что и он иногда позволял себе «расслабиться». Его коллега по сборной СССР Валерий Васильев вспоминает: «Вот случай: летим через океан. Тренером сборной был Борис Павлович Кулагин. Ну и прямо в самолете «тяпнули» мы с Валеркой Харламовым. Кулагин поймал с поличным, отнял по сто долларов и на первую игру не поставил. Потом простил. Мы стали его просить: «Вы хоть все деньги отнимите, только дайте сыграть. Мы же не за деньги — за Родину». А деньги, к слову, вернул. 

Мы с ним обстоятельно поговорили. Валерий в заключение сказал:
— Виктор Васильевич, я все понимаю. Я действительно не в форме.

Потом пришел Владимир Владимирович Юрзинов. Разговор продолжался втроем. Валерий пожаловался, что у него не хватает сил играть. Мы ему рассказали, что нужно делать, предложили программу действий:
— Бегать надо по двадцать-тридцать минут каждый день. Тогда в ноябре-декабре ты уже будешь в хорошей форме. Отыграешь на турнире «Известий » и начнешь готовиться к чемпионату мира.

Харламов ответил:
— Я все понимаю, я дал вам слово ».

Вообще-то странно сейчас читать эти воспоминания В. Тихонова. Если проследить за выступлениями советской сборной, то в ней можно увидеть несколько игроков, которые не идут ни в какое сравнение с Харламовым. Просто даже близко не имеют того уровня игры, как у Валерия. Естественно, что он очень переживал. То, что Харламов остался в Москве, оказалось для него роковым.

26 августа Харламов отправился в аэропорт. Ему необходимо было встретить жену с маленьким сыном, которые возвращались после отдыха на юге. Через несколько часов он привез их на дачу в деревню Покровка под Клином, где тогда жили его теща и четырехлетняя дочка Бегонита.

Его жена приехала простуженная, что и уложило ее в постель раньше времени. Случилось так, что в то же время на даче находилась семья ее тетки, поэтому семье Харламовых вместе с тещей пришлось разместиться в одной комнате. Валерий лег позже остальных: он любил возиться с ребятами. Затем он улегся вместе с сыном в одной кровати. Он не захотел беспокоить тещу и отказался от ее помощи. Ночью почему-то ему не спалось. Он часто вскакивал, ходил по комнате, потом опять укладывался в постель.

Утром после завтрака Ирина с Валерием засобирались в Москву. Ира хотела повести машину сама, но Валера не дал ей этого сделать. Он хотел как можно скорее добраться до Москвы, чтобы успеть на одиннадцатичасовую тренировку. С ними находился и двоюродный брат Ирины, Сергей.

Трагедия произошла в семь часов утра на 74-м километре Ленинградского шоссе. Сегодня уже трудно установить, почему, едва отъехав от деревни, Харламов вдруг позволил своей жене сесть за руль « Волги », однако факт остается фактом: в роковые минуты за рулем была Ирина. Дорога была мокрой, и женщина, видимо, не справилась с управлением. Автомобиль вынесло на встречную полосу, по которой на огромной скорости мчался грузовик. Все произошло так неожиданно, что его водитель не сумел толком среагировать, только вывернул руль вправо. И «Волга» врезалась ему в бок. Удар был настолько силен, что Валерий и Сергей скончались практически мгновенно. Ирина еще какое-то время была жива, и, когда пришедшие на помощь водители выносили ее из машины и клали ка траву, она шевелила губами. Однако через несколько минут и она скончалась. Через десять минут к месту трагедии приехала милиция, которая опознала в мужчине, сидевшем на переднем сиденье «Волги», Валерия Харламова. Уже через час после этого весть о гибели знаменитого хоккеиста разнеслась по Москве. А вечером того же дня мировые агентства сообщили: «Как сообщил корреспондент ТАСС, в автокатастрофе под Москвой сегодня утром погиб знаменитый хоккеист Валерий Харламов, тридцати трех лет, и его жена. У них осталось двое маленьких детей — сын и дочь».

Хоккеисты сборной СССР узнали об этой трагедии в Виннипеге.

Это было настоящим ударом для ребят. Сначала они ничего не могли понять, потому что передачи транслировались на английском языке. А утром к ним приехал хоккейный начальник Валентин Сыч, который и посвятил игроков хоккейной сборной в подробности случившегося. После его сообщения хоккеисты хотели тут же лететь назад, чтобы успеть на похороны своего друга. Но потом одумались, решили остаться, выиграть Кубок, а победу посвятить своему безвременно ушедшему товарищу. К счастью, все так и получилось. 

Похороны погибших в автомобильной катастрофе состоялись через несколько дней на Кунцевском кладбище. Проститься с великим хоккеистом пришли тысячи людей. Вскоре после этого ушла из жизни мама Харламова, не сумевшая перенести смерть любимого сына и невестки.

Валерий Харламов памятник
Памятник Валерию Харламову


26 августа 1991 года, в десятую годовщину трагедии, на 74-м километре Ленинградского шоссе был установлен памятный знак: 500-килограммовая мраморная шайба, на которой была выгравирована надпись: «Здесь погасла звезда русского хоккея. Кстати, поставило этот знак не государство, а частное лицо: некий Михаил, который является страстным поклонником хоккея и таланта В. Харламова. 
 


Данную страницу никто не комментировал. Вы можете стать первым.

Ваше имя:

RSS
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить



Последние комментарии


Афоризмы о спорте

Бокс - это дружеское кровоизлияние. Эмиль Кроткий (Э.Я.Герман)