Светлана Александровна Мастеркова (род. 1967)

Главная » Лыжный спорт » Светлана Александровна Мастеркова (род. 1967)

Двукратная олимпийская чемпионка. Победила на дистанциях 800 и 1500 метров на Олимпиаде в Атланте в 1996 году. Чемпионка мира 1999 года на дистанции 1500 метров. Многократная чемпионка России.

Светлана Мастеркова родилась 17 января 1967 года в городе Ачинске, что в Красноярском крае. За долгие годы, которые провела Светлана в легкой атлетике, в наставниках у нее перебывало немало тренеров. И отношения складывались далеко не с каждым.

Одним из первых был Анатолий Волков, это еще в Сибири. Он, собственно, и вывел Светлану на орбиту. Угадал в ней будущую чемпионку, правда, почему-то 2000 года. Многому ее научил, но был диктатором, держал в ежовых рукавицах. Как заботливая, однако строгая мама, следил за нею. Запрет на запрете. Пусть и для пользы дела. Но, видимо, и перегибал. Не пускал на дискотеки, в кино, на свидания с парнем, который казался Светлане самым-самым, даже, по юному неразумию, замуж за него собиралась. И еще: на тренировках - только приказы, никаких пояснений.

- Я ведь Козерог по гороскопу, - говорит Мастеркова. - На нас нельзя давить. Я поартачусь, а потом все пойму.

Уже в сборной Светлана попала в группу тренера Невина. И тут характер накатил на характер. Отчислили.

Ее направили в Москву к тренеру Павлу Литовченко. Приехала далеко не в лучшей форме, располневшая. Литовченко, увидев новую ученицу, всерьез поинтересовался: «Ты кто, копьеметательница?». Потом чуть ли не выгнал домой - худей, а уже тогда возвращайся.

Яков Ельянов - один из мастодонтов нашего легкоатлетического спорта - начал работать с Мастерковой еще в 1987 году. Он много может порассказать о своей ученице. Как бытовали они в Тушино, в Центре олимпийской подготовки «Трудовых резервов», на самом бережку, как богато жили: в группе был и врач, и массажист - сказка. «Отзывчивая по натуре девочка, - такой она сразу мне показалась, - говорит Ельянов, - не жадная, все может отдать. Но, - добавляет тренер, - приходилось ее учить себя не жалеть, трудилась поначалу недостаточно. Попала у нас в группу старших, те приняли ее, тогда и поняла, как надо работать. Была, однако, излишне полноватой».

Ельянов был за границей, когда Мастеркову в очередной раз прогнали домой, в Ачинск. На счастье, скрестились здесь дорожки ее со Светланой Стыркиной, и удержалась.

Стыркина, как, впрочем, и Литовченко, - сегодня и сами заслуженные тренеры нового поколения - были учениками Ельянова.

Мастеркова на Стыркину только что не молится:

- Она очень чувствует мое состояние, знает, когда мне тренироваться и в каких объемах, а когда лучше и отойти. Знает, как утешить или разозлить, такое тоже иногда нелишне. Без нее мне бы никогда не стать чемпионкой.

А вот мнение Стыркиной:

- Мы вместе давно, кажется, с 1988-го. И я быстро сообразила, что с ней надо обращаться по-женски мягко, не командовать. Она могла и поупрямиться, но потом - не удержишь. Если же вижу, что и впрямь обрыдла ей тренировка, не настаиваю - отправляю куда-нибудь на природу, в лес, пусть цветочки пособирает, проветрится. Вообще же, у Светланы уникальный организм, восстанавливается он замечательно. Для отдыха между упражнениями, например, кому минута нужна, другому - и полторы. А Светлана и через 30 секунд - свеженькая.

Мастерковой было-то всего-навсего пятнадцать, когда она, пробежав в городе Шахты на первенстве «Трудовых резервов» 800 метров за 2.04,3, стала мастером спорта международного класса. Не просто многообещающее - блестящее начало. Однако лишь за несколько месяцев до двадцатидевятилетия она добилась признания.

Будь Светлана позлопамятнее, она бы могла, наверное, составить и держать на сердце и в уме перечень бед и обид. Ну, скажем, почему ее, имевшую лучший результат сезона в мире, заставили проходить отбор перед мировым чемпионатом в Штутгарте? Поверили бы, так не бегала бы больной, не свела бы судорога ногу - и все, глядишь, обошлось бы...

Или вот еще, сейчас в это трудно поверить: Мастеркову, уже четырежды выигравшую национальные чемпионаты среди юниоров, выводили из сборной команды по «неперспективности». Если бы не Стыркина, вставшая за нее грудью, вернулась бы девочка к себе на сибирские просторы, а назад в Москву - это как сказать.

В чем же тут дело? У Мастерковой на такую ситуацию свое мнение:

- По большому счету все, в том числе и я, прекрасно понимали,что я могу, - Бог меня талантом не обделил. Но до поры до времени ни у кого не хватало сил и учения развить мои способности. Потому и пошли слухи: одаренность Мастерковой - фикция, ни на что она не способна.

Впрочем, Светлана готова признать:

- Да, меня выгоняли - я уходила. И все же возвращалась и притиралась как-то к обстановке и людям, ее создававшим. Я старалась жить так, чтобы все было для бега, но - без подлости. Все-таки, наверное, каждый человек сам делает свою судьбу. Если меня и сбрасывали сверху, то кого бы я в том ни корила, но всегда находила и свою долю вины. Может, не так подала себя, не сумела заинтересовать?

В конце концов, Свете повезло и с тренером и …с мужем. Асят Саитов - известный профессиональный велогонщик, завоевывая сердце девушки, в которую влюбился, взял да и подарил ей квартиру в Москве, купив таковую в Строгино. Сам, по благородству и щепетильности, прописываться там не стал - не дай Бог, подумает, что таким путем вынуждает ее идти замуж.

Все эти годы Асят жил в основном за границей, в Испании у него был пятилетний контракт с велоклубом «Келме». Квартировала там некоторое время и Мастеркова. В Аликанте, где Саитов купил дом, а Светлана обустроила его на русский лад, в 1995 году родилась Настя.

Светлана легко овладела испанским, даже в теледебатах, где не было переводчика, не ударила лицом в грязь. Обучилась готовить салат по-испански, с оливками.

Испания чем не рай? «В Аликанте как-то сказала мужу: останемся? - вспоминает Мастеркова. - Он так на меня взглянул, просто мороз по коже. Да и сама быстро опомнилась. Все как будто хорошо, а тянет домой, к маме. Случалось даже, на удивление Асяту, хотелось всплакнуть от тоски, да как - навзрыд. Однажды, когда носила Настю, должна была поехать в Москву, но пришлось задержаться. Так за эти три недели вся извелась».

У них с мужем, как в один голос утверждают близкие им люди, идеальная семья. «Этот татарин - настоящий мужик, - говорит об Асяте, в частности, Ельянов. - Опора Светлане. Во всем. Вот родила она, располнела, а ведь бросать спорт не собиралась, сразу начала восстановительные тренировки, так супруг все заботы взял на себя, за всем следил. Няньку даже нанял. А девочка у них получилась еще та - в 7 месяцев пошла, за такой - глаз да пригляд».

Да, славная парочка. Правда, часты разлуки, но и в том можно найти свои плюсы, во всяком случае, так считает Светлана: не успеешь и поссориться по-крупному.

Многое у них держится на юморе, на дружеской подначке. Как бы здорово ни выступила Светлана, пусть хоть на Олимпиаде, Асят подзуживает: «Чайница, ты что, не могла лучше пробежать?». В Атланте, дня за три до финала на 800 метров, раздался телефонный звонок.

Саитов - Мастерковой: «Выиграешь - позвони. Нет так нет». И больше никаких звонков. Выиграла. Позвонила. В Москве уже знали о ее триумфе, и Асят с мамой новоиспеченной чемпионки отмечали это дело шампанским. Теперь Светлана, имея в виду предстоящую полуторку, уже сама пообещала: «Выиграю - позвоню». Выиграла. Позвонила.

А путь к Олимпиаде в Атланте у Мастерковой вышел очень непростым. Для начала она родила дочь.

Так получилось, простыла, температура подскочила до 39, а от отбора меня никто не освобождал, как никогда не освобождали и прежде, - вспоминает Светлана не без досады. - Вот и сломалась. Медики заключили: минимум год - без единой тренировки, а то хуже будет.

Раз уж меня отлучили от спорта, - смеется Мастеркова, - то мы с Асятом, проживши шесть лет, как сказали бы наши бабушки, во грехе, расписались и осуществили давнюю мечту - быстренько сделали ребенка.

После появления на свет Насти ее мама-спортсменка раздалась в теле аж до 85 килограммов - и это при росте 168 сантиметров. До Олимпиады между тем оставалось всего ничего. Однако следующим летом Мастеркова вышла на оказавшуюся для нее счастливой дорожку олимпийского стадиона в Атланте в своем оптимальном весе - 56 килограммов!

Как ей это удалось? Тяжелейшие тренировки начались сразу же после родов, еще в Аликанте. Уложит Светлана дочурку спать или передаст ее на попечение няни и в зал. Упражнения для укрепления пресса, бедер, голеней, связок, а лишний вес при этом понемножку уходил сам по себе, заодно. Позже, как вернулась из Средиземноморья в Москву уже изрядно, и все же еще недостаточно похудевшей, Стыркина задала ей на каждый день по двадцать километров кросса. Но и этого оказалось мало.

- Худеть надо на кухне, - изрекает сегодня Мастеркова, и эту свою убежденность она, безусловно, выстрадала. - Хочешь похудеть - садись на суровую диету. А после двух часов дня и до утра вообще ничего не ешь, крошки в рот не бери. Самоистязание? Оно, конечно, не без этого. Но ведь говорят же, что цель оправдывает средства. Я-то своей достигла.

Светлана, наверное, могла бы добавить, что ей подобные испытания кажутся особо тяжелыми, поскольку она любит вкусно покушать. Да еще и мама, Нина Александровна, по профессии - повар. Стрессовые состояния Светлана привыкла снимать по-простому: законфликтовала, к примеру, с тренером, да так, что сбежала от него из Сибири в Москву, нервишки поднапряглись - так принялась, не заботясь о режиме, за булочки с пирожными, картошку со сметаной.

Таким вот извилистым был путь Мастерковой к Олимпиаде в Атланте.

Ее победы на американской земле чем-то напомнили триумф Казанкиной в Монреале. Тот же стремительный финишный рывок, который соперницы не в силах подхватить, полное ощущение полета над дорожкой, необыкновенной легкости.

Однако Мастеркова считает иначе:

- У нас разный стиль. Казанкина, как помнится, обычно держалась за спиной соперниц и спуртовала за 150-200 метров. Я же сразу же ухожу вперед, сразу - и до конца. В счастливых, сами понимаете, ситуациях.

Заслуженный тренер СССР Яков Ельнов подтверждает:

- Казанкина бегала от выносливости. Мастеркова бегает от скорости.

Не согласна Светлана и с тем, что победы дались легко. Отвечая на вопрос о чувствах, пережитых сразу же после олимпийской победы, Светлана сказала: «Знаете, одна пустота. Только пустота. Ведь столько сил было отдано...»

Тот олимпийский сезон Мастеркова добежала на высоких скоростях. Победила на нескольких крупных коммерческих стартах. Установила мировой рекорд на милю. Но уже в следующем сезоне дал знать о себе больной ахилл, не позволивший удачно стартовать на чемпионате мира в Афинах. Ох уж эти травмы. Из-за них Светлана пропустила и Олимпиаду в Барселоне, затем и чемпионат мира в Штутгарте.

В 1998 году Мастеркова восстановила утерянную форму. Лишь единственное поражение в сезоне от румынки Сабо на дистанции 800 метров лишило ее возможности получить свой брусок золота, разыграваемый в мировом «Гран-При».

А вот на следующий год снова дала знать о себе больная нога. В какой-то момент Мастеркова вынуждена была тренироваться, только бегая по лесным дорожкам. Тренировки на стадионе не выдерживал больной ахилл. В итоге к чемпионату мира Светлана потеряла в скорости, что не позволило ей подняться выше третьего места на «восьмисотметровке».

«Бронза» не стала сюрпризом для Мастерковой. Она заявила, что и не рассчитывала здесь на победу, а пообещала выиграть 1500 метров. И обещание с блеском выполнила. Уже за тридцать метров до финиша ее победа не вызывала сомнений. Последние метры Светлана пробежала, счастливо улыбаясь. После финиша она встала на колени и поцеловала дорожку.

- Вам еще хочется бегать или уже надоело? - спросила недавно Мастеркову журналистка из «Коммерсанта» Валерия Миронова.

- Представьте, хочется. Вопрос в том, чего это мне будет в дальнейшем стоить? Когда травмируешься и потом не получается быстро наверстывать упущенное, такая жуткая психологическая ломка идет, не то что бегать - жить противно. Не повесишь же на грудь табличку: «Ребята, я пропустила несколько тренировок, не судите строго!» А люди-то привыкли к моим победам. Да и сама я тоже... В общем, естественно, мне хочется на Олимпиаде и денег заработать, и не сесть в лужу перед всем-то миром. Особенно, прямо до дрожи, хочу выиграть 800 метров - те, что не получились у меня на чемпионате мира.

- Вы жалеете о том, что стали спортсменкой?

- Я жалею о том, что могла сделать и не сделала. Допустим, я всегда хотела хорошо танцевать, как моя дочка танцует. Я хотела быв совершенстве знать английский и учить его не с ненавистью три последних года, урывками в тихий час между тренировками, а с детства и постепенно. Еще бы я хотела научиться профессионально разбираться в живописи и рисовать - ведь были же в детстве задатки. Чем ты становишься старше, чем взрослее твои знакомые в самых разных слоях общества, тем больше ты понимаешь, сколько в жизни упущено. Итак хочется больше свободы и времени для самосовершенствования! Я ведь по природе страшно любознательный человек. Но меня убивает постоянная, изматывающая душу, нервы, тело усталость. Я страдаю от того, что чего-то все время недоделываю. Иной раз, не поверите, хочу есть - ложку поднять не могу. Мазохистскую, в общем, профессию я себе выбрала.

- А как же слава? Газеты пишут, по телевидению показывают...

- Да какая там слава! Кому мы, спортсмены, по большому счету нужны? Что, например, в моей жизни изменилось от того, что кто-то обо мне что-то у нас в России написал? Я уйду, и все равно обо мне забудут, пиши или не пиши. За границей все не так. Там именно журналисты выбирают лучшего спортсмена года, поэтому и отношение к прессе с нашей стороны совсем иное. У нас же часто прославляют не тех, кто этого действительно заслуживает, а тех, кого хотят. А я не собираюсь во имя какой-то сомнительной славы идти и показывать свою задницу в «Плейбое». К российским реалиям я привыкла, не питаю иллюзий и никого ни за что не осуждаю. Когда мальчишки тысячами в Чечне гибнут - какой может быть спорт и какое кому дело до того, что у нас в стране нет ни одной приличной легкоатлетической дорожки и мы ноги калечим? Но знаю я, к счастью, и другое: если приеду, скажем, даже через сорок лет работать в Испанию, мне создадут там все условия и будут чествовать так, как будто я только вчера выиграла Олимпийские игры.

Светлана - обаятельная женщина, всегда в порядке - при макияже, маникюре, прическе. И отнюдь не чурается малых радостей жизни. Может при случае с друзьями и родными позволить себе бокал красного сухого вина, лучше испанского, уж привыкла там, в Аликанте. А вообще-то она домашний человечек. Любит готовить, о пельменях мы говорили, но ей удаются также торты, пироги. Ходит в Большой театр.

- А если бы не спорт? Чем бы вы тогда занялись? Мастеркова не долго раздумывала над ответом:

- Стала бы, наверное, просто хорошей женой. Матерью не одного ребенка. Вела бы дом. Но работать куда-нибудь в контору не пошла бы, терпеть не могу над собой начальства. В спорте мы все равны, хотя, конечно, и здесь всякое бывает.

Симпатичный ответ, согласитесь. Что же касается «хорошей жены», то, похоже, Саитов и так не жалуется.

Увы, Олимпиада-2000 для Светланы Мастерковой завершилась, едва начавшись. В первом предварительном забеге на дистанцию 1500 метров она сошла из-за очередной травмы.


Данную страницу никто не комментировал. Вы можете стать первым.

Ваше имя:

RSS
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить



Последние комментарии


Афоризмы о спорте

Самое трудное в боксе — собирать свои зубы с пола рукой в боксерской перчатке. (Франк Хаббард)