Михаил Моисеевич Ботвинник (1911-1995)

Главная » Шахматы » Михаил Моисеевич Ботвинник (1911-1995)

Чемпион мира по шахматам с 1948 по 1963 год (с перерывами). Победитель многих крупных международных шахматных турниров.

Десятилетиями спортивные успехи первого советского чемпиона мира восхищали его современников. Настолько, что многие так и не смогли избавиться от привычных ассоциаций: шахматы - значит Ботвинник, а Ботвинник - это шахматы.

Михаил Моисеевич Ботвинник родился 17 августа 1911 года в дачном поселке под Ленинградом, носящем ныне имя Репина. С шахматами познакомился лишь в двенадцать лет, и такое «опоздание» часто потом давало о себе знать. В раннем детстве, например, быстро развивается комбинационное зрение. Если же упустить это благоприятное время, то никогда не удастся полностью избежать огорчительных случаев шахматной слепоты.

Ботвинник, в отличие от огромного большинства других советских чемпионов мира и гроссмейстеров, не имел учителя по шахматам. В нескольких минутах ходьбы от его ленинградской квартиры располагался клуб совторгслужащих. Почти все его сверстники ходили туда: в клубе занятия вел П. Романовский. Достаточно вспомнить, что из стен клуба вышли такие мастера, как В. Алаторцев, Г. Лисицын, В. Чеховер.

Ботвинник же избрал другой путь. Играл он за металлистов, которые базировались довольно далеко от его дома, на Выборгской стороне, а шахматную мудрость постигал сам. Конечно, он всегда изучал какую-нибудь шахматную книгу, вновь и вновь анализировал свои сыгранные партии, но ответы на множество вопросов должен был находить без чьего-либо содействия.

Так, кстати, продолжалось потом всю жизнь. Были у Ботвинника друзья, тренеры и секунданты, но он, используя их помощь, всегда оставлял за собой последнее слово. И редко он принимал на веру подготовленный для него дебютный вариант или анализ неоконченной партии. Самостоятельность, она, безусловно, не легка, но может ли быть что-либо ее полезнее!

Это, видимо, был первый, может быть, еще полностью не осознанный и не сформулированный, принцип, положенный в основу совершенствования. За ним не замедлили последовать другие. Уже со второго выступления новичок стал занимать в турнирах подряд первые места, каждый раз опережая противников следующей, более высокой, квалификации. В четырнадцать лет, дебютируя в полуфинале первенства Ленинграда, он добился феноменального результата - 11,5 очка из 12! Полгода спустя - успешная проба сил за рубежом в матче с шахматистами Стокгольма.

Закончив небывало рано (за 2 месяца до шестнадцатилетия) среднюю школу, Ботвинник тут же, как бы на одном дыхании, вписывает в летопись чемпионатов страны до этого невиданный факт участия в них столь юного шахматиста. И не просто участия, а достижения отличного результата (9 побед при 4 поражениях и 7 ничьих). Тяжелый барьер поступления в политехнический институт преодолевается год спустя, так как возраст не позволяет даже подать заявление.

Рассматривая следующее пятилетие спортивных выступлений Михаила, надо иметь в виду, что в эти годы он настойчиво и кропотливо учился в институте. При этом не имел каких-либо скидок на свою шахматную известность, а порой даже сталкивался с нарочито придирчивым отношением. Между тем за этот период был достигнут наиболее примечательный прогресс в спортивном совершенствовании: от одного из лучших - до сильнейшего в стране! Об этом свидетельствовала и победа в VII чемпионате СССР 1931 года, и последующие 4 турнира в Ленинграде (включая VIII чемпионат страны), три из которых Ботвинник провел без единого поражения; средний показатель набранных им очков достиг почти 80 процентов.

На VIII чемпионат СССР в 1933 году в Ленинград собрались все лучшие шахматные силы страны. Это было генеральное сражение, в котором встретились дореволюционное и молодое поколения советских мастеров. Турнир принес полный успех младшим. Несмотря на неудачную игру на финише, Михаилу удалось добиться победы.

Очередной задачей, стоявшей перед Ботвинником-шахматистом, было, естественно, завоевание международного признания, а в инженерной деятельности - прохождение аспирантуры, защита диссертации и получение ученой степени кандидата технических наук. О том, как трудно было тогда совмещать две профессии, рассказывает небольшой эпизод, приведенный Ботвинником в его воспоминаниях о матче с Флором. Когда профессор, руководивший аспирантами, собрал их для подведения итогов работы, пришлось выслушать такие слова: «Все было благополучно, все аспиранты успешно выполнили свои планы, кроме двоих: один был болен, а другой отозван для... общественной забавы!»

И все же снова, как всегда раньше (и позже), обе цели оказались достигнутыми, причем в рекордные сроки. На окончание аспирантуры по календарю ушло около пяти лет, а «чистого» времени - года полтора-два. Три года потребовалось, чтобы стать одним из претендентов на звание чемпиона мира.

Вскоре после чемпионата СССР в 1933 году по инициативе тогдашнего чемпиона Чехословакии Флора состоялся матч с Ботвинником. В те годы Соломон Михайлович Флор был шахматной надеждой Запада.

Вначале все шло неудачно. Московская половина матча закончилась со счетом 4:2 в пользу гостя, но в Ленинграде Ботвинник отыгрался, и соревнование завершилось ничейным исходом. Н. В. Крыленко, курировавший в СССР шахматы, торжествовал. С этого момента советские шахматисты все чаще встречались со своими зарубежными коллегами.

В 1935 году в Москве состоялся Международный турнир. Двенадцать туров Ботвинник провел с большой силой. Затем сказалась усталость, и его настиг Флор. Одна из партий Ботвинника с Чеховером произвела такое впечатление, что даже нашлись «специалисты», утверждавшие, что она была заранее составлена!

Турнир вызвал еще больший интерес, чем приезд гроссмейстеров в Москву в 1925 году. В первый день в Музей изящных искусств было продано пять тысяч билетов, после чего число зрителей пришлось ограничить. Народный комиссар тяжелой промышленности - Ленинградский политехнический институт, где Михаил был аспирантом, находился в ведении этого наркомата - наградил его легковой автомашиной. Ботвиннику было присвоено звание гроссмейстера СССР.

Еще одним знаменательным событием отмечена биография Михаила тех лет. Он соединил свою судьбу с Гаянэ Давидовной Анановой, артисткой балета Ленинградского театра оперы и балета им. Кирова, человеком редких душевных качеств. Во время московских турниров и особенно за границей (в Англии, например) ее дружеское участие, забота и внимание стали еще одним слагаемым успехов лидера советских шахматистов.

В 1936 году в Ноттингеме прошел очень ответственный турнир. Чемпион мира Эйве, три экс-чемпиона - Ласкер, Капабланка, Алехин и, как потом выяснилось, один будущий чемпион мира. Предсказаний было много, но лишь одно оказалось верным. На А.Ф. Ильина-Женевского такое впечатление произвела борьба Ботвинника с Капабланкой на недавнем турнире в Москве, что он и выразил уверенность в неизбежности дележа между ними двух первых призов в Ноттингеме. Так оно и случилось.

Здесь, в Англии, наш шахматист окончательно завоевал международное признание, и после турнира на страницах газеты «Манчестер Гардиан» Алехин заявил, что у Ботвинника есть все шансы стать чемпионом мира.

В 1938 году Ботвинник сыграл в Амстердаме «АВРО»-турнире - одном из наиболее выдающихся соревнований в истории шахмат. Восемь, в ту пору несомненно сильнейших, шахматистов мира встретились в двухкруговом турнире.

Ботвинник одержал очень важную победу над Алехиным. Значение этой встречи понимали во всем шахматном мире. Партия бурная, но короткая, произвела сильное впечатление, в особенности потому, что в соответствии с поговоркой «нет пророка в своем отечестве» Михаила, конечно, кое-кто недооценивал на Родине.

«Если бы не эта партия, - признался позднее Михаил Моисеевич, - я бы не осмелился после турнира начать с чемпионом мира переговоры о матче». Дело в том, что, сыграв уже с предыдущими чемпионами тринадцать партий, он выиграл из них лишь одну - у Ласкера. Теперь же благодаря победам в микроматчах над Алехиным и Капабланкой, появилась уверенность в своих силах, которой прежде так недоставало.

Здесь же Ботвинник сыграл партию с Капабланкой, которую Алехин назвал красивейшей в турнире. О ней творческий противник нашего шахматиста Г. Левенфиш высказался следующим образом: «Особенно следует остановиться на партии Ботвинник - Капабланка, которой был бы обеспечен первый приз за красоту в любом международном турнире. Это художественное произведение высшего ранга, которое войдет на десятки лет в шахматные учебники. Эта партия замечательна особенно тем, что Капабланка превосходно защищался и Ботвиннику на протяжении многих ходов приходилось находить единственные ходы. Малейшая неточность могла привести к поражению. Глубокий стратегический план был увенчан далеко рассчитанными задачными комбинациями. Такая партия, на мой взгляд, стоит двух первых призов...»

Да, эта партия - «классическая», она смогла показать сущность, многообразие и красоту шахматной борьбы. Здесь проявляются наиболее характерные черты стиля игры Ботвинника - универсального и динамичного. Он ценит каждый ход на вес золота и поэтому стремится, чтобы каждый ход был направлен к цели. Целью может быть укрепление обороны или наращивание позиционных преимуществ, наконец, непосредственное воздействие на неприятельские силы, будь то король со своими приближенными или скромная пешка на другом участке доски. Бывают и такие цели, как выигрыш времени для обдумывания или приближение откладывания партии, так как нельзя игнорировать условия, в которых проходит шахматная борьба, но это уже исключения из общих правил.

Можно сказать, де-факто после «АВРО»-турнира Ботвинник стал чемпионом мира. Ведь за последующие тринадцать лет в его послужном списке появилась лишь одна неудачная строчка (XII чемпионат СССР, 1940 год), подчеркивая, в конце концов, лишь то, что в шахматы играют не машины, а люди.

В 1941-1948 годах Ботвинник завоевал восемь первых мест подряд в турнирах высочайшего ранга. Всего 11 поражений в 137 партиях, 76 процентов набранных очков, отрывы от вторых призеров на 2,5 и даже 3очка. Такое исключительное превосходство было продемонстрировано не только на XIV первенстве страны 1945 года, но и в кульминационном соревновании всей жизни - в матч-турнире 1948 года, где победа и звание чемпиона мира были завоеваны за 3 тура до финиша!

Однако судьба распорядилась так, что, полностью готовый к штурму шахматного Олимпа в 1938 году, Ботвинник вынужден был ожидать осуществления своих надежд долгие десять лет. Алехин дал принципиальное согласие играть в Москве. В январе 1939 года Советское правительство разрешило организацию и финансирование матча на первенство мира. Но все планы разрушила Вторая мировая война.

Чемпионат СССР 1945 года был определенной вехой для советских шахматистов. Одержав кряду пятую победу в трудных соревнованиях, Ботвинник показал на этот раз поразительный результат - 16 очков из 18. Успех произвел такое впечатление, что советские мастера направили письмо И.В. Сталину с предложением организовать матч на первенство мира Алехин - Ботвинник.

Потом был радиоматч, проводившийся в дни, когда окончилась Вторая мировая война. Команда СССР победила американских шахматистов с внушительным счетом - 15,5:4,5. Это была первая международная демонстрация силы советской шахматной школы. Радиоматч вызвал всеобщий интерес. Неофициально победителям передали реакцию Сталина на результат встречи: «Молодцы, ребята!»

После статьи Алехина, опубликованной осенью 1945 года в журнале «Чесс», где он подтвердил свое согласие на матч, и после повторного решения Советского правительства возобновились переговоры через посредство британских шахматистов. Предполагалось, что матч начнется в августе 1946 года в Ноттингеме. Но 24 марта 1946 года великий шахматист ушел из жизни.

Готовясь к матч-турниру на первенство мира, Ботвиннику необходимо было «подобрать ключи» к Эйве. До этого их встречи почти всегда завершались ничьей, но голландский гроссмейстер дважды праздновал победу. Насколько удачно прошла подготовка, показала уже первая партия, в которой Эйве потерпел, наконец, поражение. Составленная заранее характеристика указывала на то, что он обычно боится атаки на своего короля. Следовательно, пришлось «попугать» черных атакой, и они поспешили с разменом ферзей, согласившись на тяжелое окончание. Когда снова пришло время играть белыми, Ботвинник снова атаковал и снова победил.

В целом можно сказать, что в момент провозглашения Ботвинника чемпионом мира он намного превосходил всех сильнейших современных гроссмейстеров, и его «коронация» была безоговорочно признана всем шахматным миром. При этом, если раньше завоевание звания чемпиона мира рассматривалось как личное достижение талантливого гроссмейстера, то имя Ботвинника всегда и везде ассоциировалось с советской шахматной школой. Это каждый раз подчеркивал сам Ботвинник. Потом долгие годы право оспаривать мировое первенство принадлежало только советским претендентам. Ботвинник не только завоевал шахматную корону для себя и советских шахмат, но и всей своей деятельностью способствовал рождению последующих чемпионов мира.

Почти всегда завоевание высшего шахматного звания вызывает, как реакцию, стремление отдохнуть какое-то время от шахматных выступлений и не утруждать себя аналитической работой: слишком велика бывает затрата нервных и физических сил. У Ботвинника такой антракт затянулся почти на три года. Правда, очередное переключение с шахмат на электротехнику, как обычно, оказалось плодотворным, и в 1951 году состоялась защита докторской диссертации. Однако защита шахматного престола от притязаний Давида Бронштейна оказалась сопряженной со значительными трудностями, и ничейный исход матча точно отразил сложившееся в тот момент соотношение сил.

В своем выступлении на закрытии соревнования чемпион мира отметил, что ведущие советские гроссмейстеры, и в первую очередь П. Керес, В. Смыслов и И. Болеславский, вряд ли уступают участникам прошедшего матча. И что он, Ботвинник, виноват целиком и полностью в том, что долго не играл, и по этой причине ему не хватало творческих идей.

Между тем число «равных» все время росло. В него постепенно вступали Е. Геллер, Т. Петросян, М. Таль, Б. Спасский. Но первым среди них долгие пятнадцать лет, лишь с двумя небольшими перерывами, оставался Михаил Моисеевич Ботвинник. Изредка хромала спортивная форма - то ли из-за скомканной подготовки к выступлению, то ли под влиянием каких-то внешних факторов, значение которых с возрастом становится все более ощутимым (шум, жара, духота, плохое освещение, теснота). Возможно, порой играла решающую роль и другая причина, о которой Ботвинник упоминает в статье, посвященной итогам матча 1963 года с Петросяном: «Да, с шахматным мастером так иногда случается. Казалось бы, он много трудится для победы, но сам не знает заранее, очень и по-настоящему ли он ее хочет».

Когда такое случалось, Ботвинник проигрывал матчи на первенство мира или опускался в турнирных таблицах на третью, четвертую или даже пятую строчку. Когда же настроение бывало боевым, а подготовка привычной, то груз «лишних» лет не ощущался, и шахматные дела спорились. В таком состоянии Ботвинник завоевывал третью, четвертую и пятую медали чемпиона мира, выигрывал международные турниры, становился чемпионом страны, отлично выступал на олимпиадах и в командном первенстве Европы, отстаивая спортивную честь своего коллектива, общества, города, страны.

Пользуясь индивидуальной методологией Ботвинника, мощь шахматиста следует определять по четырем признакам: наличие шахматного таланта, спортивного характера (за доской, во время соревнования и вообще в жизни), здоровья (выносливости) и специальной подготовки.

За талант у Ботвинника - пятерка. Простейшее доказательство - двухлетний путь от новичка до одного из сильнейших первокатегорников Ленинграда. Талант, как известно, не только дар природы, так как нуждается в обработке. Так вот, упущенное время до двенадцати лет не позволяет прибавить к пятерке плюс.

За характер Ботвиннику можно смело дать высший балл. Перед ним даже никогда не стояло проблемы «раз хочешь - надо». Его жизненный принцип можно по аналогии сформулировать так: «Раз надо - значит, хочешь».

Характер Ботвинника заставлял его, естественно, в каждой партии стремиться к победе. Сам он теоретически отстаивает право турнирного бойца на так называемую гроссмейстерскую ничью, так как считает, что целью является не каждая партия, а соревнование в целом. Следовательно, в интересах общего успеха можно пожертвовать в творческом плане отдельной партией. Однако практически Ботвинник пользовался такой возможностью крайне и крайне редко. И хотя такая беспрецедентная боевитость в целом способствовала высочайшим спортивным достижениям, но в отдельных случаях приводила его к обидным срывам.

Что касается здоровья, то и здесь нельзя только ждать даров от природы. В детстве Ботвинник в общем-то был довольно слабым мальчиком, но на протяжении всего своего спортивного пути здоровье его серьезно не подводило. Это, конечно, результат постоянной и сознательной дружбы с физической культурой, соблюдения режима и т. д.

И, наконец, также бесспорно ведущее место принадлежит Ботвиннику в области специальной подготовки. Вообще аналитический ум чемпиона позволил ему почти в начале пути определить слагаемые успеха и разработать для себя методику подготовки к соревнованиям. И он не делал из этого никакого секрета. Уже в книге 1934 года «Матч Флор-Ботвинник» автор рассказал о том, как и над чем он работал перед соревнованием, а затем в сборнике 1939 года «Одиннадцатое всесоюзное первенство» появилась статья «О моих методах подготовки к состязаниям».

Теперь остается только подсчитать средний балл по четырем «предметам» и подумать, чья еще мощь из предшественников может быть выражена такой «жирной» пятеркой. С известной натяжкой (в отметке за характер) - только Алехина. Вот, кстати, как он сам предсказал, кто повторит его шахматный подвиг: «Я лично считаю, что он (Ботвинник. - Прим. авт.) имеет все шансы стать чемпионом мира в ближайшие годы. Помимо огромного таланта он обладает всеми спортивными качествами, которые имеют решающее значение для успеха, - бесстрашием, выдержкой, точным чутьем для оценки положения и, наконец, молодостью».

После матча с Петросяном в 1963 году Ботвинник прекратил участвовать в официальных соревнованиях на первенство мира, но за ближайшие семь лет (1963-1970 годы) сыграл еще более двухсот партий, завоевав только «чистых» четыре первых приза и немало других высоких отличий. Как всегда, с поразительной энергией и настойчивостью боролся в командных соревнованиях. Так, например, за скупыми строчками участия в первенствах страны скрыты победы над Кересом, Штейном, Петросяном, Смысловым и Спасским. После партии с последним в «коллекции» Ботвинника оказались выигрыши у всех (кроме Стейница) чемпионов мира. У этой «сборной команды» он выиграл «матч» со счетом 104:100!

В 1970 году после «матча века», в котором Ботвинник принес команде СССР столь необходимое очко, он объявил, что последний раз примет участие в лейденском четверном матч-турнире. Формально результаты соревнования не были приятными: дележ третьего-четвертого мест с Б. Ларсеном.

Однако победитель турнира Спасский оторвался всего на полтора очка. Он заявил, что только усталость к концу соревнования помешала Ботвиннику в третьем круге использовать перевес против чемпиона мира и Ларсена. «И уж совсем я не представляю, - высказался Спасский, - как мог бы я лет в пятьдесят играть с такой энергией и силой, с какой играет Ботвинник в свои пятьдесят девять».

Остается предоставить слово Ботвиннику, чтобы узнать причины его прощания с выступлениями в соревнованиях. «Во-первых, - сказал он, - я отдал шахматам, по-моему, все, что было возможно. Сейчас есть много молодых талантов, со свежими идеями. Во-вторых, у меня просто нет времени готовиться к крупным турнирам. Когда я был занят одной электротехникой, работу удавалось сочетать с шахматами. Но... уже несколько лет я работаю еще и над проблемой игры в шахматы на вычислительной машине и так погрузился в эту проблему, что сочетать все три занятия стало невозможно».

Ботвинник скромно не упомянул, что еще ведет занятия в шахматной школе. Среди воспитанников профсоюзной детско-юношеской школы Ботвинника-А. Карпов, Ю. Балашов, Ю. Разуваев, Н. Рашковский, С. Долматов, А. Юсупов, Л. Псахис, А. Харитонов, Я. Эльвест, А. Соколов. Из женщин можно назвать А. Ахшарумову, Е. Ахмыловскую, Л. Зайцеву, Н. Иоселиани. Но главная гордость Ботвинника - Гарри Каспаров. Многократный чемпион мира в его школе занимался пять лет.

До самой смерти в 1995 году Михаил Моисеевич не расставался с шахматами.


Данную страницу никто не комментировал. Вы можете стать первым.

Ваше имя:

RSS
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить



Последние комментарии


Афоризмы о спорте

Если не бегаешь, пока здоров, придется побегать, когда заболеешь. Гораций (Квинт Гораций Флакк)