Константин Кузьмич Рева (1921-1997)

Главная » Волейбол » Константин Кузьмич Рева (1921-1997)

Чемпион мира по волейболу 1949 и 1952 годов. Чемпион Европы 1950 и 1951 годов. Восьмикратный чемпион СССР.

Заслуженный мастер спорта Константин Рева... Прошло много лет с того дня, как Константин Кузьмич оставил большой спорт, а он до сих пор является своеобразным эталоном для мастеров «летающего» мяча. И поныне в анкетах, определяющих сильнейшего волейболиста мира за всю историю существования этой игры, большинство первым номером называет Константина Реву.

Многие годы Константин Кузьмин блистательно выступал на международной арене. Более десяти лет защищал он цвета сборной нашей страны. Тонкое понимание тактики, разнообразные эффектные удары с обеих рук, безошибочная координация в воздухе, а главное, атакующий запал, риск, основанный на высоком искусстве, неудержимое стремление к победе позволили ему завоевать мировое признание.

Константин Кузьмич Рева родился в 1921 году в Москве. Пятая школа, куда поступил учиться Костя, была настоящим волейбольным центром района. Школа имела приличный зал, а если к этому добавить, что преподаватель физкультуры Василий Михайлович Шишкин, человек фанатично преданный спорту, сам был страстным приверженцем волейбола, нетрудно представить себе, почему эта игра стала в школе повальным увлечением. Школьные команды участвовали во всех городских и районных соревнованиях и почти неизменно занимали призовые места.

Однажды осенью 1934 года в игре с соседней, 17-й школой, решили новенького поставить - Костю Реву. Дебют вышел на славу. И место Кости в первом составе сомнению не подвергалось.

На школьной волейбольной площадке нередко можно было встретить спортсменов «Трехгорки», «Правды», «Питания», порой заглядывали сюда даже спартаковцы и динамовцы. Для спортсменов из клубов это была иной раз не столько игра, сколько «разведка боем». Они брали на заметку способную молодежь, и зачастую после их посещения кое-кому из ребят следовало приглашение в какой-нибудь известный коллектив.

Заметили и Реву. Костя Караваешников, игрок первой школьной команды и непременный участник волейбольных баталий в парке, выступавший за коллектив «Питания», привел однажды своего тренера Александра Пичугина с единственной целью - показать ему Реву. На розыгрыше приза открытия волейбольного сезона 1936 года в столице Костя уже защищал честь юношеской команды «Питания».

Перенимая опыт мастеров, закаляясь в волейбольных схватках, Рева набирал мощь, приобретал уверенность в игре. Но, к сожалению или к счастью, это трудно определить, в то время нельзя было сказать, что волейбол его «одна, но пламенная страсть». Не обошла Костю и футбольная лихорадка. Он яростно гонял мяч в своем дворе, принимал участие в импровизированных матчах по мини-футболу, которые устраивали в спортивном зале школы, и в дни календарных встреч проникал вместе с другими ребятами через забор на стадион «Трехгорки». Вечерами на запасном поле «Трехгорки» закручивалась веселая футбольная круговерть. После одной из таких игр Реву пригласили на очередную тренировку детской команды «Трехгорки».

Но и это еще не все. Тренеру легкоатлетов Свищеву как-то все же удалось заполучить Реву и на беговую дорожку. После того как Костя рванул финишную ленточку, Анатолий взглянул на секундомер и от изумления поднял кверху свою широкую рыжую бровь:

- Одиннадцать и восемь! Почти без всякой тренировки... Это надо же! Ты, Костя, прирожденный спринтер!

Но Костю лавры легкоатлета не прельщали, и все домогательства Свищева оставались безрезультатными. Рева охотно посещал легкоатлетический сектор, прыгал, бегал, толкал ядро, но только для того, чтобы выплеснуть избыток энергии, налить мускулы. Атлетическая подготовка всегда давала ему лишние шансы в борьбе с соперниками на футбольном поле и на волейбольной площадке.

В 1937 году 5-я школа прекратила свое существование. С первого сентября в ее здании открылась артиллерийская спецшкола. Армии нужны были молодые, образованные командиры. И немудрено, что Костя, комсомолец, сын старого коммуниста, одним из первых решил посвятить себя военной службе.

Тем временем его пригласили играть за «Правду». Предложение было более чем заманчивым. Коллектив «Правды» хотя и оспаривал первенство Москвы лишь по третьей группе, но среди волейболистов пользовался популярностью, отсюда вышел не один известный мастер. И Рева согласился. Хотя для этого ему пришлось прибавить в возрасте: за взрослых разрешали играть с восемнадцати лет. Дела Кости в этой команде шли успешно. Его приверженность волейболу, его старание, немалая одаренность приносили плоды. Через два года он уже выступал за первую команду.

Не забывал Рева и о футболе. В 1938 году он игрок четвертой взрослой команды. А в самом начале футбольного сезона 1939 года на заседании секции Костю утвердили в составе первой взрослой команды «Трехгорки».

В одном из матчей со «Спартаком» «Трехгорка» проиграла с неприличным счетом 0:10. Но Рева выделялся даже в такой провальной игре. Он приглянулся спартаковцам. Один из руководителей «Спартака» Николай Петрович Старостин опекал Реву чуть-чуть ревностнее, чем других молодых футболистов. Сказалось тут, наверное, то, что Костя выступал на месте крайнего нападающего, иногда левого, иногда правого, на том самом, где недавно блистал сам глава Старостиных. И, по-видимому, Николай Петрович видел в ближайшем будущем Костю своим преемником.

Однажды Николай Петрович спросил Костю:

- Ты, оказывается, еще и в волейбол поигрываешь? Почему в «Правде», а не у нас, в «Спартаке»?

Отступать было некуда. Через несколько дней Костя пришел на тренировку волейболистов уже как стопроцентный спартаковец.

В это время Рева был уже признанным футболистом. Первая команда «Спартака» стала чемпионом Москвы, РСФСР, он уже не раз выступал за дубль мастеров, но в тот час, когда Володя Щагин поздравил его с тем, что ему оказано доверие защищать честь первой волейбольной команды «Спартака», Константин окончательно решил: волейбол и только волейбол. Волейбол на всю жизнь!

22 июня 1941 года Рева встретил в должности помощника командира взвода. Он, младший командир, несет ответственность за судьбы людей, за маскировку «объекта», как называется теперь аэродром. Теперь в обязанности взвода входило: с вечера загружать ЗИСы камнями и землей для засыпки воронок. Если ночь проходила спокойно, наутро автомашины разгружали и использовали для других целей. Работа адская, изматывающая.

Но молодость брала свое. Если выдавалась днем пара свободных часов, вытаскивали из каптерки мяч, и на площадке, уцелевшей с довоенной поры, закипали волейбольные страсти. Вместе с Ревой и его товарищами иной раз выходили поразмяться и летчики.

Окончание войны Рева встретил в Москве. Он - студент Военного института иностранных языков Красной армии. В этом же институте вместе с ним оказались такие мастера волейбола, как Владимир Саввин, Владимир Михейкин, Вадим Скворцов, Виктор Кадыков, Григорий Гранатуров.

В традиционном матче трех городов - Москвы, Ленинграда, Киева, состоявшемся в мае 1946 года, за сборную столицы играли два представителя ВИИЯКА - Рева и Саввин.

Первенствовали в этом матче москвичи. И не случайно. Команде Ленинграда - основному сопернику москвичей - явно недоставало новаторства и атлетизма. Волейболисты же «Динамо» и ВИИЯКА смело опробовали тактические нововведения, которые вскоре были приняты на вооружение сильнейшими коллективами страны. Поэтому вполне закономерно, что среди шести команд, участвовавших в финальном турнире всесоюзного чемпионата страны 1946 года, были три московские - «Динамо», ВИИЯКА, «Локомотив». И они задавали тон.

Хотя игра виияковцев была свежее, разнообразнее, на пьедестале почета оказались столичные динамовцы. Но уже в розыгрыше пульки, открывавшей зимний волейбольный сезон в столице, команда Военного института иностранных языков дала генеральный бой динамовцам. Жребий свел их уже в полуфинальном матче. Динамовцы понимали, что имеют дело с сильным соперником, и потому решили несколько перестроить свои ряды. Если после неудачи на первенстве страны они вновь вернулись к формуле «четыре нападающих - два защитника», то во встрече с виияковцами они еще одного нападающего заменили защитником. Но и схема «три-три» оказалась несостоятельной перед разносторонностью игроков ВИИЯКА: минимум пятеро студентов прекрасно успевали играть и в атаке и в обороне. Порой трудно было сказать, кто из них нападающий, а кто защитник. В этом монолитном ансамбле обычная специализация игроков уступила место универсальности, что позволило вплотную приблизиться к новой тактической формуле: «шесть в нападении - шесть в защите».

Равномерная нагрузка на всех игроков позволила студентам сохранить силы до конца и добиться заслуженной победы над чемпионом страны, вынужденным, в конце концов, уйти в глухую защиту и тем самым обречь себя на поражение. Это дало команде ВИИЯКА возможность в конце сороковых - начале пятидесятых годов первой полноценно осуществить на деле формулу «шесть в нападении - шесть в защите», и стать надолго «законодательницей мод» в волейболе. Этот же принцип был положен в основу тактики сборной команды СССР и принес ей успех на международной арене.

Во все тактические перестроения, во все технические новшества, которые вводились в наш волейбол командой ВИИЯКА, а затем ЦДКА, вложил свою творческую лепту, и изрядную, Константин Рева. Его заслуга не только в том, что он вместе со своими товарищами всегда был в поиске, разрабатывал все новые и новые модели игры. Он со своей филигранной техникой, с любовью к риску был именно тем спортсменом, который сумел на деле доказать жизненность подготовленных коллективно нововведений. Вспомнить хотя бы удар с короткой передачи, который надо произвести в тот самый миг, когда мяч еле-еле поднимается над сеткой. Какой он требует молниеносной реакции, какого тончайшего расчета, глазомера, безукоризненного взаимодействия нападающего с игроком, передающим мяч к сетке! Рева одним из первых начал применять такой удар в зоне третьего номера, применять почти безошибочно, заставив уверовать в его действенность самых отъявленных консерваторов.

У каждого волейболиста есть свой излюбленный способ нападения. Рева такого коронного удара все-таки не имел. Он с одинаковым блеском выполнял почти все известные в волейболе удары, с успехом опробовал и «экспериментальные», только-только завоевывавшие признание.

В том же 1947 году советский волейбол вышел на международную арену. Сборная Ленинграда встретилась в рамках соревнований Всемирного фестиваля демократической молодежи с командами Югославии, Палестины и пятью сильнейшими коллективами Чехословакии. Участие чехословацких мастеров, главенствовавших в то время в мировом волейболе, придавало особое значение этому событию. Участником сборной команды Ленинграда был и Рева.

Самый опасный противник - сборная ЧССР. Ее победы над командами Франции, Италии и других стран внушительны. Советские волейболисты хотя и чувствуют, что накопленный потенциал позволяет им дать сражение чехословацким спортсменам, однако, как говорят, «на зубок» их еще не пробовали.

Первую партию наши проиграли. Во второй ураганные атаки обрушили на чехословацких волейболистов наши нападающие. Воронин, Щагин, Рева бомбардировали их со всех точек площадки. И вот уже счет 14:10. Мяч у Щагина... Кому он его направит? Замерли, изготовившись к блоку, три защитника противника. Владимир делает вид, что подает мяч в зону четвертого номера, но внезапно перебрасывает его за голову, назад, туда, где стоит сейчас Рева. Готов ли Костя к этой передаче? Да, он, как в шахматной партии, мыслил на несколько ходов вперед. И сейчас, предугадав намерения Щагина, легко взмыл над сеткой и обрушился на мяч.

Третью партию советские спортсмены провели в незатухающем, стремительном темпе и завершили ее на счете 15:7. Последнее очко команде вновь добыл Константин Рева.

Год завершился матчем между сборными командами Москвы и Ленинграда, принесшим победу столичным волейболистам. Капитаном москвичей был Константин Рева.

И вот в 1949 году состоялся дебют на чемпионате мира. Конечно, главный противник - команда Чехословакии. Кроме всего прочего, у нее авторитет чемпиона Европы 1948 года. К тому же она выступает дома.

В предварительных соревнованиях наша команда без особого труда, под «ноль», обыграла бельгийцев, румын и венгров и вышла в финал вместе со сборными Польши, Чехословакии, Болгарии, Франции и Румынии.

Заключительная пулька проходила в более тяжелой борьбе. После первой, сравнительно легкой победы над польской командой уже следующая встреча с болгарскими волейболистами принесла осложнения. Темпераментные, хорошо тренированные, они оказались грозными противниками. Самые большие неприятности нашей команде принесли два нападающих болгара-левши. Их каверзные косые удары не раз ставили в тупик защиту советской сборной. Но и здесь победа была за сборной СССР.

Наступило время решающей встречи с чехословаками. Главным героем этого матча стал Рева. И заявил он о себе с первых же секунд поединка. Стоило мячу после подачи чехословацких волейболистов очутиться на нашей стороне, как Костя с первой же передачи сокрушительным ударом завоевывает своей команде право на подачу. И тут же стремительным ударом добывает очко. Трудный мяч в падении достает Ульянов и сразу откидывает его Щагину. Соперники не успевают поставить блок - и счет становится 2:0.

- Темп... Темп... Темп…! - подсказывают с нашей тренерской скамейки.

Чехословацкие волейболисты принимают вызов. Соперники упорно пытаются перехватить инициативу - 6:7. Но Ульянов, Саввин делают чудеса. Они вытаскивают на задней линии несколько, казалось бы, «мертвых» мячей, а потом, выйдя к сетке, посылают на сторону противника еще более неотразимые. Советские спортсмены доводят счет до 12:7.

И тут же, принимая мяч от Саввина, высоко над сеткой взлетает Рева. Перед ним заслон из шести ладоней. Но Рева всегда так рассчитывал свой прыжок, что оказывался в позиции, наиболее благоприятной для завершающего удара. И на этот раз он успел заметить, что сумеет пробить поверх барьера ладоней. Костя вложил в удар усилия не только мышц рук, но и всего тела. Бросившийся к мячу Лазничка опоздал. Счет стал 13:7. А еще через несколько секунд Рева же мощным боковым ударом заработал еще одно очко. Точку в этой партии поставил Воронин. Он ударил с левой руки в обвод блока, и чехословацкие игроки даже не попытались спасти мяч.

Судейскую сирену, возвещавшую конец партии, Костя не слышал - она потонула в грохоте, обрушившемся с трибун. В нем было и недовольство неудачей своей команды, и невольное восхищение блестящим мастерством советских спортсменов.

Сборная СССР победила 3:1. На следующий день пражские газеты отдавали должное мастерству советской волейбольной дружины. «Если Якушев - мозг команды, то Рева - ее сердце». «Гроза сильнейших», «мастер неотразимых ударов» - писали о Константине Реве. И это не преувеличение. Если обратиться к статистике первого чемпионата, то сухие цифры подтвердят эмоциональные утверждения спортивных обозревателей. В четырех партиях матча с чехословацкой командой 81 раз получал Рева мяч на завершающий удар, и только в пяти случаях противнику удавалось принять эти мячи.

На нашей «волейбольной улице» наступил праздник. Победа на первенстве мира в Праге принесла признание советским мастерам волейбола. Рева, Воронин, Саввин, Ульянов, Щагин были удостоены звания заслуженных мастеров спорта. Признанием вклада советских спортсменов в развитие волейбола было решение Международной федерации, позволяющее выход игрока с задней линии к сетке, маневр, как помнит читатель, уже задолго до этого разработанный и внедренный в практику на площадках нашей страны.

В октябре 1950 года в Болгарии на очередном первенстве Европы превосходство советских спортсменов оказалось несомненным.

Успехи не вскружили голову советским волейболистам. Они трезво смотрели на вещи, отлично видели свои упущения, промахи, недоработки, присматривались к достижениям, которые были в игре их друзей-соперников.

Коснулось это и Ревы. Его ахиллесовой пятой была подача. Легкая, безобидная, почти безошибочная, она была у него лишь средством ввести мяч в игру. Осталась эта подача как наследство того периода, когда он только вступал в большой волейбол, когда первый удар по мячу - спокойный, снизу - не стал еще оружием в арсенале атакующих. Теперь же, когда новая подача, боковая, - атлетическая, пробивная, - стала грозной силой, пренебрегать ею не мог никто, тем более такой гроссмейстер атаки, как Рева.

Рева был теперь одержим желанием освоить во что бы то ни стало боковую подачу. Шли дни, недели, а он, стиснув зубы, все шлифовал ее и шлифовал. Во время тренировочных игр товарищи уступали ему свою очередь на первом номере. Он подбрасывал мяч по дороге с работы домой, даже в собственной квартире во время утренней зарядки, днем и перед сном... Не замечал любопытных взглядов, порой откровенных смешков. Костя видел перед собой только цель. И достиг ее.

К чемпионату мира в Москве 1952 года Рева был с боковой подачей «на ты». И когда он выходил на первый номер, на демонстрационной доске вполне можно было зажигать надпись: «Берегись, на подаче Рева!». Такими сокрушительными, точно нацеленными, безошибочными были его удары.

И вновь финальная встреча сводит наших с чехословацкими мастерами. Тридцать тысяч болельщиков поддерживали советскую команду. Первый сет за нами - 15:11.

Бывший поначалу в тени Рева вновь выдвигается на первый план. Теперь вся игра в нападении опять строится на нем. Он бьет с правой и с левой, и над самой сеткой, и с задней линии. На стороне противника сумятица, его защита теряет свою стройность, мяч то и дело вонзается на стороне сборной ЧССР в красноватую твердь площадки. Второй раз сборная СССР становится сильнейшей в мире.

Увы, сборная 1954 года понесла немалые потери. В ее составе не было больше Якушева, Щагина, Ульянова, Саввина и некоторых других ключевых игроков команды. Искусственно омоложенная команда стала терпеть поражение за поражением.

Тяжелые дни переживал Рева. Он оставался единственным участником сборной первого созыва и особенно остро ощущал горечь многочисленных неудач. Да к тому же тренеры сборной не всегда торопились воспользоваться его опытом и мастерством.

В 1958 году, получив в составе ЦСКА восьмую медаль чемпиона страны, Рева покинул большой спорт. Константин Кузьмич уходил в ту самую пору, когда о нем вновь заговорила вся спортивная общественность, вся печать.

Каких только эпитетов не раздавали ему журналисты: «великий Рева», «сильнейший - за всю историю волейбола», «исполин летающего мяча», «король воздуха». А один из иностранных корреспондентов написал «Рева - Пеле волейбола».

Владимир Саввин дал такой отзыв о своем многолетнем соратнике по армейскому клубу и по сборной:

- Все годы выступлений в большом спорте на его майке зрители видели неизменный четвертый номер. Всегда в отличной форме, Костя от начала до конца матча сохранял мощь и легкость прыжка. Ни одного лишнего движения. Словно мудрый шахматист, он смотрел на много ходов вперед. Разбег! Прыжок! Удар! И все это легко, красиво, с максимальным эффектом. Экономно.

Многие думали, что секрет его успешных нападающих действий в высоком прыжке. Да, Рева мог прыгать высоко. Но главное, пожалуй, состояло в том, что этот прыжок был оптимальным. Прыгал настолько, чтобы оказаться в воздухе в наиболее удачной позиции для удара. Даже мы, его партнеры, видавшие виды и которых трудно было чем-либо удивить, поражались той уверенности, с какой Константин управлял своим телом и координировал движения в безопорном положении.

Кого угодно мог сбить с толку такой рой восхвалений. Только не Реву. Он сумел устоять против соблазнов и ушел. Ушел, чтобы остаться. Остаться в памяти людей таким, каким он был в действительности: мастером высочайшего класса, подлинным рыцарем «летающего» мяча...

Проверка временем, самая строгая и беспристрастная из всех проверок, показала, что фигура Константина Ревы с годами не тускнеет. В семидесятые годы журнал «Спорт в СССР» провел опрос среди ведущих спортивных специалистов. Они признали Реву лучшим волейболистом страны за все времена.

После окончания спортивной карьеры Константину Кузьмичу было непросто. И не последнюю роль сыграл его характер. Излишняя прямолинейность в отношениях с людьми, неумение дипломатично обойти острые углы, ранимость, застенчивость, сочетавшаяся с иногда неоправданной вспыльчивостью, - все, вместе взятое, очень мешало.

Трудными оказались для Константина Кузьмича поиски своего места в жизни, но он все-таки нашел его. И помогла ему в этом дочь Лена. Совсем маленькой он не мог уделять ей много внимания. Работа, тренировки, игры, поездки - бесконечная карусель, сопутствующая жизни всякого большого спортсмена, отрывала его надолго от семьи, дома. Но и Лена еще крошкой, незаметно для отца, втягивалась в круг его интересов, проникалась кипучей атмосферой надежд, разочарований и свершений, в которой живет человек, посвятивший себя спорту.

Лена стала первой ученицей Константина Кузьмича. А потом Рева понял, что его призвание - работать с детьми. Эта новая работа доставляла ему не меньше удовольствия, чем собственные выступления.

Константин Кузьмич отметил со своей женой Валентиной Дмитриевной «золотую свадьбу». Дожил до правнуков. Умер Константин Кузьмич Рева в 1997 году.


Данную страницу никто не комментировал. Вы можете стать первым.

Ваше имя:

RSS
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить



Последние комментарии

[2017-12-13 21:09:18] Олег спс очень поиогло  :like:   ;) ...

[2017-12-06 19:31:49] Жанике Очень помогла статья! Спасибо ...

[2017-11-13 20:55:32] ты типила кусок  :cool:  :cool:  :cool: ...

[2017-11-13 20:30:17] ты сам тупой ...

[2017-11-13 20:24:45] ты лох ...


Афоризмы о спорте

Если не бегаешь, пока здоров, придется побегать, когда заболеешь. Гораций (Квинт Гораций Флакк)